Агитационный фарфор

В истории ИФЗ есть особый период, получивший название «Советский агитационный фарфор». Предметы, созданные в первые десятилетия революции, имеют особую ценность: они немногочисленны, относятся к памятной эпохе и выполнены в уникальном художественном стиле. Агитфарфор – одно из самых ярких проявлений русского авангарда, давший возможность художникам перейти от плоскости к трёхмерным объектам. Свой след в хрупком, но долговечном материале оставили Василий Кандинский, Казимир Малевич, Борис Кустодиев, Кузьма Петров-Водкин и другие выдающиеся «певцы нового мира».

Именем революции…

В 1918 году бывший Императорский фарфоровый завод был национализирован и передан  в ведение Народного комиссариата просвещения. Художественным директором предприятия назначили иллюстратора Сергея Чехонина, участника творческой группы «Мир искусства», ученика Ильи Репина. До того как заняться книжной графикой, он несколько лет посвятил керамике и даже участвовал в создании панно на фронтоне московской гостиницы «Метрополь». Расписывал Чехонин и фарфор, что пригодилось ему при создании нового выразительного языка для ГФЗ – так назывался после революции бывший Императорский завод. Вклад художника был настолько значительным, что первую пятилетку деятельности предприятия назвали его именем.

Агитационный фарфор 1918-1924

Вступив в должность, Чехонин уделил первоочередное внимание подготовке мастеров новой формации, которые могли бы передать в фарфоре дух революционных событий. С одной стороны, он пригласил опытных коллег по художественному цеху: Михаила Адамовича, Натана Альтмана, Александра Самохвалова, Николая Суетина, Александру Щекатихину-Потоцкую, с другой – воспитывал молодые таланты. По его инициативе на базе бывшего училища барона Штиглица, была открыта живописная школа для сотрудников.

В первое время для росписи использовалось оставшееся на заводе «бельё» – посуда, покрытая глазурью, но ещё не декорированная. Чехонин сначала выпустил серию тарелок с революционными лозунгами, специально для них разработав несколько рубленных шрифтов. Предполагалось, что недорогая продукция будет производиться массовым тиражом, выполняя не только утилитарную, но и агитационную функцию.

Агитационный фарфор 1920 год

В 1919 году Чехонин стал постепенно усложнять тематику рисунков, добавляя уже существующую советскую символику, а частично и самостоятельно разрабатывая её. Кроме того, он использовал утверждённый государственной комиссией цитатник с лозунгами, которые следовало наносить на агитационные фарфоровые тарелки. Чтобы люди проще воспринимали пропаганду новой власти, были переделаны некоторые фразы из Библии. Например, «Кто не с  нами, тот против нас» или «Кто не работает, тот не ест» и так далее.

«Чехонинское» наследие

Агитационного фарфора, расписанного сами Чехониным, осталось мало, в основном он хранится в крупных музеях. Но созданные им эскизы переносились в материал учениками, среди которых ближе всего к оригинальной манере мастера были Зинаида Кобылецкая и Базилька Радонич. В поисках оптимальных выразительных средств, Чехонин использовал несколько художественных приёмов.

Агитационный фарфор Чехонина

Так, он сочетал графические надписи с растительным и цветочным орнаментом, как это было в вензеле «РСФСР» и некоторых других работах. Использовал яркую, фольклорную роспись крупным «дулёвским» мазком и акварельную монохромную графику с тончайшей прорисовкой деталей. Второй вариант, в частности, применялся для серии декоративных тарелок «В помощь голодающим Урала и Поволжья». Художник расписал всего 25 предметов, но этого хватило, чтобы выручить на международном аукционе значительную сумму. Агитационный фарфор СССР пользовался большим спросом за рубежом, затмив на время ведущие европейские мануфактуры. Вместе с Чехониным работали Кустодиев и Петров-Водкин, что значительно повышало художественность ценность продукции ГФЗ.

Наталья Данько

Не менее, чем революционная «посуда», интересны скульптуры того же периода, которые без преувеличения можно назвать агитационными. Коллекционерам русского антиквариата хорошо известна малая пластика Натальи Данько, особенно её «Работница, говорящая речь», точно отражающая приметы своего времени. Девушка в косынке, повязанной на новый лад, с журналом «Работница» в руке, была понятна без лишних слов и служила образцом для подражания, равно как и остальные фарфоровые герои. Красноармейцы, вышивальщицы знамён, прачки, колхозницы, милиционерши и так далее. Всего в активе художницы насчитывается свыше 300 изделий малой пластики. Её ранние работы расписывала сестра – Елена Данько.

Агитационный фарфор Натальи Данько

Александра Щекатихина-Потоцкая

Художница и театральный декоратор, вдохновлённая идеями Николая Рериха, Щекотихина-Потоцкая привнесла в агитационный фарфор озорные и красочные фольклорные нотки. Самые известные её сервизы связаны с русскими сказками – «Снегурочкой» и «Коньком-Горбунком», но не менее интересны декоративные предметы, посвящённые народным традициям: «Материнство», «Гармонист», «Танцы».

Александра Щекатихина-Потоцкая - агитационный фарфор

Не обошла художница своим вниманием и агитационное направление. По заказу Госиздата, она сделала серию иллюстраций на тему революционного Петрограда, а затем их же повторила в фарфоре. Теме голода 1921 года было посвящено блюдо «Страдание России».

Агитфарфор от супрематистов

В 1920 году заготовки фарфоровой посуды из императорских запасов закончились. Пока технологи воссоздавали рецепты фарфоровой массы из местного сырья, художники занялись разработкой форм и декора, соответствующих передовым идеям авангардизма. Казимир Малевич создал культовый чайный сервиз «Паровоз», в котором невообразимый квадратный чайник тянул за собой не менее концептуальные получашки. О функциональности подобной посуды не задумывались – она сразу приобрела поклонников на западе, благодаря провокационному дизайну.

Агитационный фарфор Малевича

В СССР к поискам Малевича отнеслись намного прохладнее. Стремление художника создать при заводе свою экспериментальную мастерскую так и не воплотилось в жизнь. Тем не менее, покрытый славой чайный сервиз до сих пор входит в ассортимент теперь уже Императорского фарфорового завода. Ещё один лидер супрематизма – Василий Кандинский создал пять эскизов росписи фарфоровой посуды, из которых до настоящего времени используются три.

Коллекционное значение

Историческую и художественную ценность представляет агитационный фарфор 1918 – 1924 гг. Позднее наступила эпоха соцреализма, по-своему интересная, но не столь яркая и, как следствие, менее востребованная на современном антикварном рынке. После 1925 года, когда заводу было присвоено имя М. В. Ломоносова, изменился не только логотип, но и стиль продукции предприятия. Агитационный фарфор ЛФЗ точно отражает затухание революционного подъёма, который сменился погружением в бытовые вопросы, расцветом нэпа, частичным отказом от прежних ориентиров и ценностей.

В росписи фарфора появляются нотки иронии, выводятся персонажи, далёкие от героических фигур прошлых лет. Наряду с этим всё чаще встречаются сценки из жизни обычных людей – прогулки, свадьбы, семейные чаепития, трудовые будни рабочих и колхозников. Парадные предметы декора украшают портреты «вождей революции», в которых угадывается скорый переход к соцреализму.

Агитационный фарфор Ивана Ризнича

Ведущие художники этого периода:

  • анималист Иван Ризнич;
  • «мирискусник» Алексей Воробъёвский;
  • график-миниатюрист, востоковед Михаил Мох.

Клейма

В период с 1918 по 1930 годы использовалась маркировка, отдавленная в тесте с изображением стилизованного серпа, молота и подшипника в разных вариациях. Кроме того, указывался год, а в некоторых случаях и аббревиатура ГФЗ.

Агитационный фарфор клейма

Специальные знаки:

  • 1921 год – надпись «В помощь голодающего Поволжья»;
  • 1922 год – юбилей Октябрьской революции;
  • экспортный вариант – надпись «made in Russia, USSA», после 1930 года использовался только для супрематического фарфора.